Сергей Худиев: Об обвинениях в «протестантизме» Я полагаю, что реформаторы наломали дров,…

На сайте Правозащитного общественного движения «Правда и Вера» опубликована новая запись известного журналиста и богослова Сергея Худиева:

Об обвинениях в «протестантизме»

Я полагаю, что реформаторы наломали дров, выбросили с водой ребенка и, осердясь на вши, кинули всю шубу в печь — но некоторые существенные, даже центральные элементы веры сохранили, они верят в Троицу, в Боговоплощение, в богодухновенность Писания и в Искупление во Христе Иисусе.
И тут возникает ряд парадоксальных ситуаций. Либеральные православные вроде Дэвида Бентли Харта жалуются на то, что в Православие на Западе пришло много бывших протестантов, которые к экологии равнодушны, к социализму враждебны, и вообще лютые консерваторы. Такое вот зловредное протестантское влияние.
Когда представители православных призывают благословение на съезд Демпартии, сидя рядышком с представителями Planned Parenthood, а консервативные протестанты выражают им свое сильное недоумение, тут я должен признать, что данные конкретные православные неправы, а протестанты правы. Это не о традициях в целом – это о конкретных людях, православный может забыть элементы собственной традиции, которые протестант помнит.
В центре православной Литургии находится Крестная Жертва Спасителя, как все содержание нашей веры и упования – наша надежда вечной жизни в том, что Христос совершил ради нас, из любви к падшему человеческому роду и каждому конкретному грешнику. Литургия абсолютно христоцентрична, каждое воскресенье каждый православный христианин присутствует – будем надеяться, с глубоким пониманием происходящего – при спасительных деяниях Господа.
И глубоко печально – и трагично даже – что это как-то проходит мимо сознания, я вновь и вновь беседую с людьми, для которых спасение утопающих есть дело самих утопающих, Православие есть религия закона: старательно делай то, что тебе предписано, и, может быть (может быть, нет) Бог примет тебя на основании твоего поведения.
Вопрос «Зачем Христос умер? Есть ли какая-то связь между вашим личным упованием и тем, что Христос умер и воскрес?» может вообще вызывать непонимание – о том, что жертва Христова вообще как-то связана с нашим упованием, человек слышит в первый раз. То есть, конечно, Христос умер и воскрес – и это не может быть неизвестно – но непонятно, зачем, и непонятно, как это связано с конкретно моей надеждой. Он слышал о том, что протестанты уповают на Христа – и сделал вывод, что православные должны уповать на что угодно еще. Что Христос искупил наши грехи, что мы должны принять Его дар покаянием и верой, что веровать – значит уповать и полагаться на Христа с «уверенностью… что он не допустит погибнуть, но спасет и оправдает» это каике-то протестантские штучки.
В более грамотном варианте Христос был, конечно, нужен и важен – но чтобы обеспечить ресурсы для того, чтобы мы могли обеспечить свое спасение личными подвигами. (тем же законом, немного с другой стороны). Он не спас, не искупил от сил тьмы, не примирил верующих с Богом, Он только создал такую возможность. Он – союзник, важный, необходимый, но не Спаситель в собственном смысле. Как США поставляли СССР порох и другие военные ресурсы во время Войны – что, конечно, важно и большое спасибо – но драться надо было самим.
Возвещение о том, что Христос действительно примирил верующих с Богом, простил, принял, искупил от власти тьмы, усыновил Богу, и нам следует это знать, и на этом строить свою жизнь – как в известном пассаже св.Иоанна Златоуста, (см. первый коммент) на этом фоне воспринимается как «протестантизм».
Но это печальный парадокс, когда фундамент нашей собственной веры настолько пропал из виду, что когда на него обращают внимание, это воспринимается как что-то чужое и внешнее.
Это отталкивают даже когда текст заставляет это признать – ну да, написано что искупил, но ты же можешь отпасть в любой момент, откуда тебе знать, что ты еще во Христе? В реальности получается именно религия закона, ты пытаешься строить свои отношения с Богом и свою надежду на то, что ты еще не отпал, не отвержен и не проклят именно на своем поведении. Ты должен стараться исполнить закон, с какими результатами – никто не знает.
Идея, что наша надежда не в нас самих, а во Христе, мы примиряемся с Богом не нашими подвигами, а Его подвигом, и об этом нам сообщают Апостолы в Священном Писании, отторгается как злостный протестантизм.
Корень проблемы в том, что человеческая гордость не может перенести столь великого Благодеяния – о нет, я не полностью провалившийся грешник, получивший примирение и обетование вечной жизни из чистой милости, тем, что за меня пожелал умереть Невиновный. Я и сам молодец и герой.
Узнав об Искуплении, люди изумляются – а зачем тогда уверовавшему вести благочестивую жизнь. А зачем ребенку, которого усыновили, чтить новых родителей? Зачем женщине, которую взяли в жены, любить и уважать мужа? Зачем человеку, принятому в гражданство, быть верным гражданином? Зачем вообще человеку, которому оказали великое Благодеяние, проявлять любовь и почтение к Благодетелю? Зачем, если вы родились, еще и возрастать?
Потому что Он сам сказал « Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоан.14:15)
Как пишет св.Иоанн Златоуст, «Если – бы мы любили Христа, как и должно любить, то знали бы, что оскорбить любимого тяжелее геенны. Но мы не любим, потому и не понимаем громадности этого наказания»

 Об авторе:
СЕРГЕЙ ХУДИЕВ
Писатель, журналист, радиоведущий, публицист, богослов
Все публикации автора »»

Смотрите также

1 Comments

  1. Ведь мы были освобождены от наказания, совлеклись всякого зла, были возрождены свыше, воскресли после погребения ветхого человека, были искуплены, освящены, приведены в усыновление, оправданы, сделались братьями Единородного, стали Его сонаследниками и сотелесными с Ним, вошли в состав Его плоти и соединились с Ним так, как тело с главою. Все это Павел и назвал избытком благодати, показывая, что мы получили не только врачевство, соответствующее нашей язве, но и здоровье, красоту, честь, славу и такие достоинства, которые гораздо выше нашей природы. Каждый из этих даров мог бы сам по себе истребить смерть. А когда все они открыто стекаются вместе, тогда смерть истребляется с корнем и не может уже появиться ни следа ее, ни тени. Это подобно тому, как если бы кто за десять оволов вверг какого-нибудь должника своего в темницу и не только его самого, но, по вине его, и жену его, детей и слуг, а другой, пришедши, не только внес бы те десять оволов, но еще подарил десять тысяч талантов золота, привел узника в царский дворец, посадил на месте самой высокой власти и сделал бы его участником самой высокой чести и других отличий – тогда давший в заем не мог бы и вспомнить о десяти оволах. Также случилось и с нами. Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малой каплей. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море благодатных даров.

Leave A Reply To Sergey Hudiev Cancel Reply